• Сегодня: Воскресенье, Апрель 30, 2017

Анализ геологических опасностей и рисков при строительстве морских трубопроводов и подводных добычных комплексов

Морской трубопровод

Аннотация

В статье анализируется статистика аварий морских сооружений — платформ, трубопроводов и подводных добычных комплексов. Показано, что значительная часть аварий и инцидентов на указанных подводных объектах обусловлена природными факторами. К числу природных опасностей, представляющих наибольшую угрозу для подводной добычной и транспортной инфраструктуры, следует отнести сильные (более 8 баллов) землетрясения, экстремальные шторма, газовые выбросы, оползни, экзарацию и др. Рассмотрены особенности методики и последовательность оценки морских геологических опасностей. Приведен пример расчета вероятности сейсмогенного смещения по разлому.


Введение

Подводные трубопроводы и добычные комплексы (ПДК) получают все большее развитие в последние годы в связи с разработкой морских нефтегазовых месторождений. Сегодня в мире находится в эксплуатации более 4600 систем подводной добычи, в том числе одна в России, на Киринской площади.

Морские трубопроводы в настоящее время сооружены на арктическом и субарктических шельфах (Карское, Печорское, Норвежское, Северное моря, море Бофорта), в Мексиканском и Персидских заливах, в Адриатическом, Южно-Китайском, Яванском, Тасманском морях. Глубоководные трансконтинентальные трубопроводы пересекают Средиземное море («Гринстрим», «Транссредиземноморский», «Магриб–Европа», «Медгаз»).

В Балтийском море построен газопровод «Северный поток» (Россия–Германия), а в Черном море «Голубой поток» (Россия–Турция). Рост морской нефтегазодобычи, увеличение объемов строительства подводных трубопроводных систем сопровождается рядом аварий и инцидентов.

По данным [10], зафиксировано около 3000 аварий и инцидентов на платформах, буровых и эксплуатационных скважинах, трубопроводах и др. а экономический ущерб превысил 34 млрд $. Среди морских сооружений наиболее уязвимы стационарные платформы, трубопроводы, скважины с подводным расположением устья.

Анализ влияния различных факторов на возникновение аварийных ситуаций на морских платформах в Северном море показывает, что наибольшее число аварий произошло из-за неблагоприятных грунтовых условий и штормов [35]. Разрушение конструкций платформы под действием природных факторов составляет 1,6 х 10-3–8 х 10-5 [11].

Среднестатистическая интенсивность (частота) аварий на морских трубопроводах составляет 0,2–0,3 аварий / год / 1000 км [11]. Основными причинами аварий были: коррозия металла труб (50 %), механические повреждения в результате воздействия якорей, траловых досок, вспомогательных судов и строительных барж (20 %) и природные процессы (12 %).

Среди последних особо следует выделить геологические процессы и явления (геологические опасности), которые представляют реальную угрозу целостности линейных сооружений: землетрясения, оползни, обвалы, турбидные потоки, экзарация.

Статистические данные по частотам опасных инициирующих событий, в том числе утечек газа из подводных систем, рассмотрены в работе Д. А. Онищенко [17].

Проведенная ООО «Питер Газ» оценка опасности с рассмотрением всех сценариев аварий, возможных на ПДК, показала, что подводные системы являются более безопасными по сравнению с технологиями добычи и подготовки с применением надводных сооружений (технологических судов, платформ) с точки зрения воздействия на обслуживающий персонал, который постоянно присутствует на стационарных платформах и практически отсутствует на ПДК. Однако имеются ограничения применение ПДК на мелководье замерзающих морей из-за возможного повреждения подводных систем килями торосов и сложностью ремонта объекта в период ледостава.

Приведенные выше данные свидетельствуют об актуальности вопроса оценки природных, в том числе геологических, опасностей и риска при проектировании морских сооружений.

Нормативные ссылки

На начальных стадиях инженерно-геологического изучения акватории осуществляется выбор трассы или площадки строительства морских сооружений [18, 20]. Следует заметить, что упоминаемое пособие [18] не было утверждено, а СП 11-114-2004 [20], актуализация которого давно назрела, во-первых, не распространяется на инженерные изыскания для строительства подводных трубопроводов, а во-вторых, область его применения ограничена шельфом. Кроме того, в рассматриваемом документе отсутствует упоминание о некоторых геологических опасностях, которые могут быть причиной аварий и инцидентов на морских сооружениях [15].

В международном стандарте ISO 13623:2000(Е) [9] рекомендуется для выбора наиболее безопасной трассы трубопровода выявлять и исследовать следующие геологические опасности:

  • землетрясения и их вторичные эффекты (разжижение грунта, оползни и др.);
  • участки сильно расчлененного рельефа;
  • оползнеопасные участки дна;
  • эрозию грунта;
  • миграцию наносов;
  • осадку грунта;
  • слабые донные осадки;
  • газонасыщенность грунтов;
  • абразию.

В ГОСТ Р 54382-2011 «Подводные трубопроводные системы. Общие технические требования» [7] упомянуты следующие, требующие изучения геоопасности: землетрясения, разжижение грунтов, неустойчивость морского дна, мутьевые потоки, эрозия, просадки грунта, экзарация, рост морских отложений, песчаные волны, обнажения скальных пород, аккумуляция осадков, глубокие впадины.

В СТО Газпром 2-3.7-576-2011 [25] перечислены в качестве геоопасностей: землетрясения, оползни, обвалы, суспензионные потоки, проседание морского дна, многолетнемерзлые, газонасыщенные и газогидратонасыщенные грунты, экзарация, абразия, миграция донных наносов, валуны, выходы скальных пород.

Подводный добывающий комплекс – манифольд, добычные скважины с подводным расположением устья с защитными конструкциями и трубопроводы
Рис.1. Подводный добывающий комплекс – манифольд, добычные скважины с подводным расположением устья с защитными конструкциями и трубопроводы

Согласно Руководству [33] при проектировании морских трубопроводных систем необходимо учитывать такие геологические объекты и явления, как очень слабые грунты, подвижные песчаные волны, валунные поля, айсберговые борозды (плугмарки), коралловые скалы, покмарки и газовые венты.

В районах повышенной активности геологических процессов на этапе «Проектная документация» предписывается оценить активность грязевых вулканов и покмарок, сейсмическую опасность, сейсмогенные подвижки по разломам, устойчивость склонов, характеристики обломочных потоков и опасность их воздействия на трубопроводы [32].

Особенности методики и последовательность оценки морских геологических опасностей

Для обеспечения безопасности морских сооружений в районах их размещения выполняется оценка геологических опасностей (геоопасностей). Указанная процедура предусмотрена статьей 15 ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» [29], где указано, что «проектируемые мероприятия по обеспечению безопасности зданий и сооружений должны быть обоснованы одним или несколькими способами, в частности моделированием сценариев возникновения опасных природных процессов и явлений и (или) путем оценки риска возникновения опасных природных процессов и явлений».

Выполнение работ по оценке риска предписывает также ставшим обязательным для применения СП 47. 13330.2012 [21]. В частности, задание на инженерно-геологические изыскания для подготовки проектной документации, как правило, должно содержать требования «к оценке рисков опасных процессов и явлений». Необходимо отметить, что в указанном документе нет конкретного указания на способ выполнения этого обязательного требования. Не указаны требования к содержанию и методике количественной оценки геологического риска, значения приемлемых вероятностей аварий зданий и сооружений в зависимости от их уровня ответственности и т. д. При оценке риска морских опасных процессов возникает проблема отсутствия достоверных статистических данных об авариях морских сооружений и вызвавших их причинах. Кроме того, для расчета геологического риска необходимы сведения об уязвимости оцениваемого объекта для той или иной опасности. Указанная информация, необходимая для расчета величины экономического и социального ущерба, в настоящее время отсутствует. В этой связи в данной статье речь пойдет в основном об оценке геологических опасностей.

Следует сразу оговориться, что наше понимание термина «геологическая опасность» несколько шире традиционного и определяется следующим образом: геологическая опасность – компоненты геологической среды, которые могут неблагоприятно воздействовать на экосистемы и инженерные сооружения или вызвать их разрушение (геологические процессы, рельеф, горные породы и осадки, физические поля). Ниже приведены основные термины и определения согласно различным ГОСТ и СП, которые широко используются в процессе идентификации опасностей и оценки риска:

  • Опасность – источник потенциального вреда [4].
  • Опасность (hazard) – источник потенциального вреда или ситуация с потенциальной возможностью нанесения вреда [6].
  • Риск – сочетание (произведение) вероятности (или частоты) нанесения ущерба и тяжести этого ущерба [5].
  • Геологический риск – вероятностная мера геологической опасности или их совокупности, определяемая в виде возможных потерь (ущерба) за заданное время [23].
  • Допустимый уровень риска аварии гидротехнического сооружения – значение риска аварии гидротехнического сооружения, установленное нормативными документами [22].
  • Безопасность – отсутствие недопустимого риска [5].

Оценка геоопасностей и рисков является составной частью общей оценки опасностей и рисков любого крупномасштабного инвестиционного проекта строительства нефтегазовых объектов и представляет собой междисциплинарную задачу, включающую в себя как технические аспекты (расчеты на прочность и устойчивость сооружений), так и аспекты, связанные с геологической средой. Согласно [19], анализ природных опасностей необходимо начинать уже с этапа инвестиционного замысла.

Оценку геоопасностей далее выполняют на всех стадиях проектирования в следующей последовательности:

  • Обоснование целей, задач, методов оценки и критериев приемлемых вероятностей отказов морских сооружений.
  • Идентификация опасностей, которая предусматривает:
    • На этапе предпроектных проработок (выбор трассы, площадки строительства): выявление и описание всех геоопасностей на основе данных оценочных изысканий и обобщения научных публикаций и фондовых материалов; первичную их оценку (в сейсмоопасных районах в обязательном порядке выполняется вероятностный анализ опасности подвижек по разлому и вероятностный анализ сейсмической опасности [30]); установление приоритета геоопасностей с помощью экспертных оценок; описание триггерных эффектов и построение предварительных прогнозных индивидуальных сценариев развития опасных геологических процессов и явлений.
    • На этапе «Проектная документация»: характеристика геоопасностей на основе детальных изысканий, включающих результаты седиментологических исследований, нестандартных статических и динамических лабораторных испытаний на приборах трехосного сжатия и многоплоскостного сдвига (DSS), расчетов приращения сейсмической интенсивности, потенциала разжижения грунтов, высоты волн цунами, устойчивости склонов, дальности выброса и скорости перемещения оползневых и обвальных масс и др. На основе радиоуглеродного метода, статистического анализа оценивается частота периодически повторяющихся опасных геологических процессов (1/год), уточняются сценарии развития процессов. В ходе выполнения указанных расчетов могут быть использованы как детерминистские, так и вероятностные подходы.

Следует заметить, что в последние годы после нескольких крупных аварий на ряде технологически сложных объектов (радиационная авария на АЭС Фукусима-1, взрыв нефтяной платформы Deepwater Horizon в Мексиканском заливе) вероятностный метод оценки геологической (сейсмической) опасности подвергается критике. Обращают внимание, что на практике имели место случаи возникновения техногенных аварий со сценариями развития, считавшимися практически невероятными (примеры: Чернобыльская авария – до того как она произошла, вероятность события такого класса оценивали как 10–6 (1/год); аварии на морских платформах, которых за последние десятилетия произошло десятки и вероятность которых при проектировании оценивалась как 10-6 (1/год), т. е. ниже допускаемого значения уровня риска аварий [13] . Отмечается, что реализующиеся в техносфере вероятности возникновения крупных катастроф, рассчитанные без учета характера эмпирических распределений событий, часто превышают ожидаемые проектные оценки на два и более порядков [2, 12].

  • Оценивание каждой геоопасности с точки зрения необходимости ее учета при проектировании и определении дальнейших направлений деятельности. Возможны два варианта последующих исследований:
    • Прекращение оценки в связи с незначительной вероятностью (частотой) возникновения опасности или пренебрежимо малыми последствиями в случае того или иного техногенного происшествия. При анализе целостности трубопроводов (класс безопасности «Нормальный»), например, учитываются события (нагрузки) с годовой вероятностью, изменяющейся в диапазоне 10-2 –10-4 (1/год). В общепринятой практике при проектировании не учитываются опасные геологические события, частота возникновения которых в год менее 10-4. Считается, что проектирование объектов с коротким сроком эксплуатации с учетом сценариев с очень низкой вероятностью геоопасностей является очень дорогостоящим и может быть необоснованным, особенно в случае, когда разрушение сооружения не представляет большой опасности для жизни или здоровья людей (например, в случае аварии на подводных трубопроводе или добычном комплексе). Допускаемые значения уровня риска аварий на гидротехнических сооружениях, включая сооружения морских нефтегазопромыслов, в зависимости от их класса составляют 5·10-3 –5·10-5 [22], а для аналогичных сооружений в арктической зоне в зависимости от сложности условий 1·10-3 –1·10-5 [8, 31].
    • Проведение более тщательного анализа реакции трубопровода на действие разнообразных нагрузок и воздействий (волн, течений, ветра, ледовых образований, гравитационных потоков и т.д.).
  • Оценка конструкционной целостности и устойчивости трубопровода при различных сценариях нагрузок и воздействий (окончательный вид работ в анализе геологической опасности).

В случае, когда реакция трубопровода на те или иные нагрузки и воздействия не приемлема, на основе оценки целостности разрабатывается система инженерной защиты, обеспечивающая целостность трубопровода в течение срока его эксплуатации (обетонирование трубы, уменьшение длины свободных пролетов, заглубление и засыпка трубопроводов, перекрытие бетонными матами и т. д.).

Методы оценки геоопасностей на этапе предпроектных проработок

Оценка геоопасностей, как показано выше, осуществляется уже в самом начале проектирования (на этапе предпроектных проработок). Для предварительного выявления и описания геоопасностей, их ранжирования за рубежом (Exxon Mobil, Shell), а в последнее время и в России (проекты строительства газопровода «Голубой поток», освоение Киринского ГКМ и др.) применяют разнообразные качественные и полуколичественные методы: HAZID (идентификация опасностей), «Контрольные списки», метод «Мозгового штурма», «Дельфи», «Кроуфорда»,
АДС (анализ «деревьев событий»), метод аналогий, сценарные методы и др.

Использование указанных методов позволило выделить следующие геоопасности в качестве приоритетов для детальных исследований: гравитационные потоки (вязкопластические потоки обломочного материала и турбидные потоки) на российском континентальном склоне (проект «Голубой поток») [1, 3], землетрясения, литодинамические процессы, газопроявления (газовые карманы с аномально высоким пластовым давлением (АВПД)) (проект обустройства Киринского ГКМ).

Карта рисков (выдержка) проекта «Обустройство Киринского ГКМ»
Рис. 2. Карта рисков (выдержка) проекта «Обустройство Киринского ГКМ»

В ходе наших оценок геоопасностей на участке прокладки газопровода Джубга–Лазаревское–Сочи (шельф Черного моря) применялся метод экспертной оценки. В качестве геоопасностей рассматривались оползневые процессы, осадка грунта, активная регрессивная и донная эрозия, турбидные потоки, слабые грунты, неровности морского дна – поднятия и впадины, которые могут повлиять на устойчивость трубопровода, селевые потоки (как угроза для целостности трубопроводов со стороны суши).

Критериями ранжирования геологических опасностей на категории являлись вызываемые ими последствия воздействия на сооружение – авария, инцидент, дефект [16].

Выполненные в 2002–2014 гг. ООО «Питер Газ» (ООО «Газпром инжиниринг») изыскания на участках размещения морских сооружений на дне Баренцева, Карского, Балтийского, Черного, Азовского, Охотского и Японского морей, литературные и фондовые материалы позволили составить «Контрольные списки источников морских геологических рисков». Данные списки можно применять на этапе идентификации геоопасностей.

В качестве примера ниже приведен список ранжированных по степени угрозы для морских сооружений геоопасностей Азовского и Черного морей. Курсивом выделены геоопасности, которые явились причиной (инициирующим событием) аварий и инцидентов буровых платформ, обрывов подводных кабелей.

Землетрясения (до 9 баллов), обвалы, оползни, турбидные потоки, грязевой вулканизм, газовые карманы с АВПД, газонасыщенные осадки, слабые грунты, разрывные нарушения, газогидраты, покмарки, абразия, эрозия, крип, осадочные волны, цунами, глиняный диапиризм

Основные методы исследований геоопасностей на этапе подготовки проектной документации

На этапе инженерных изысканий для разработки проектной документации задача обнаружения и детальной характеристики геоопасностей наиболее успешно решается с применением геофизических методов [14, 18, 20].

Как правило, при геофизических исследованиях применяется комплекс методов, который включает:

  • непрерывное сейсмоакустическое профилирование (НСП)
  • многолучевое эхолотирование
  • гидролокацию бокового обзора (ГЛБО)
  • магнитометрическую съемку

В ряде случаев комплекс геофизических исследований дополняется видеосъемкой, осуществляемой с помощью телеуправляемых необитаемых подводных аппаратов (ТНПА) и предназначенной для визуальной идентификации объектов, выявленных в процессе геофизических изысканий. Использование ТНПА незаменимо при изучении обвальных накоплений, эрозии, локальных выходов на поверхность морского дна скальных пород, газа и т.д.

Список ранжированных по степени угрозы для морских сооружений геоопасностей Азовского и Черного морей
Список ранжированных по степени угрозы для морских сооружений геоопасностей Азовского и Черного морей

Геофизические исследования выполняются в сочетании с другими видами инженерно-геологических работ – бурением, донным пробоотбором, статическим зондированием (CPT).

К числу наиболее сложных задач морских изысканий в сейсмоопасных районах (Черное, Каспийское, Охотское, Берингово, Японское моря и море Лаптевых) относится проблема картирования на морском дне активных тектонических разломов большой протяженности и определения расчетных значений сейсмогенных подвижек смещений по разрывам. В ряде нормативных документов и рекомендаций указано, что по возможности следует избегать размещать сооружения вблизи активных геологических разломов. «Если избежать размещения сооружения вблизи от потенциально активных зон невозможно, то должны быть оценены величина и временная шкала предполагаемых подвижек на основе геологических исследований и продемонстрирована возможность приемлемых последствий и/или малая вероятность их возникновения» [8].

До принятия данного документа указанный подход был реализован нами при оценке опасности сейсмогенных смещений в месте пересечения газопроводом Джубга–Лазаревское–Сочи одного из сейсмогенерирующих линеаментов, включая определение величины и вероятности подвижки (рис. 3).

Условная вероятность подвижки рассчитывалась как произведение вероятности возникновения землетрясения в зоне разлома на участке его пересечения с трассой газопровода (Рземл), вероятности выхода очагового разрыва на дневную поверхность (Рвыхода) и вероятности совпадения точки пересечения с участком разрыва, смещения по которому будут максимальными при данном событии (РLmax) [26].

Для оценки величины возможных сейсмогенных подвижек ввиду отсутствия данных о смещениях по конкретным разрывам привлечены расчетные методы. Они базируется на использовании глобальных зависимостей между магнитудой землетрясения, протяженностью разрыва и величиной подвижки по нему [27].

Для оценки вероятности возникновения землетрясения использовались сведения о периодах повторяемости землетрясений разных магнитуд в районе г. Большие Сочи [28].

Согласно карте зон ВОЗ района г. Большие Сочи, наиболее близкими и опасными для газопровода Джубга–Лазаревское–Сочи с точки зрения сейсмических воздействий на него оказались два линеамента с Mmax= 6,5.

(Рземл) – годовая вероятность возникновения землетрясения в зонах линеаментов с Мmax= 6,5 составляет 1,4 x 10-3. Поскольку это вероятность возникновения землетрясения в пределах указанных линеаментов общей протяженностью ~200 км, то очевидно, что вероятность попадания участка пересечения в очаговую зону этого землетрясения будет меньше. Ее можно оценить, сопоставляя общую протяженность линеаментов и протяженность очага землетрясения с Мmax= 6,5 (~15 км). Соответственно, получаем вероятность совпадения очага землетрясения с участком пересечения ~7 х 10-2.

(Рвыхода) – вероятность выхода разрыва на дневную поверхность при землетрясении с Mmax= 6,5 составляет ~ 2 х 10-1. Соответственно, годовая вероятность того, что при землетрясении в пределах указанного линеамента на пересечении разлома с трубопроводом произойдет образование разрыва, составляет 1,4 х 7 х 2 х 10-(3+2+1) ~2х10-5.

Сейсмогенные разрывы характеризуются большим разбросом значений максимальных смещений при одной и той же магнитуде землетрясения, а также существенной неравномерностью распределения подвижек по простиранию разрывов. При этом протяженность сегментов разрывов, характеризующихся максимальным смещением (Lmax), как правило, мала и в среднем составляет менее 5 % их общей длины.

Так как априори неизвестно, какое смещение будет по разрыву в точке пересечения с трубопроводом, можно считать, что вышеуказанная вероятность соответствует вероятности средней подвижки по разрыву, характерной для землетрясений с Mmax= 6,5 , которая составляет ~ 0,15 м.

Если предположить, что смещение по разрыву будет максимальным для данного землетрясения, оно составит по разным данным от 0,5 до 1,1 м. При этом годовая вероятность такой подвижки Р(Dmax) составит, с учетом 5% протяженности сегментов разрывов, характеризующихся максимальным смещением, ~10-6.

Полученная величина на два порядка меньше приемлемой вероятности тяжелых последствий (10-4) в случае отказа для рассматриваемого сооружения (класс безопасности «Нормальный») [24, 32].

Линеаментно-доменно-фокальная (ЛФЗ) модель зон ВОЗ территории российского Причерноморья
Рис. 3. Линеаментно-доменно-фокальная (ЛФЗ) модель зон ВОЗ территории российского Причерноморья (фрагмент) [28]. (Голубым цветом показаны сейсмолинеаменты, которые могут генерировать землетрясения с максимальной магнитудой Ммах= 7,0 ± 0,2; малиновый цвет соответствует Ммах= 6,5 ± 0,2. Тонкими черными линиями оконтурены домены с Ммах= 5,5 ± 0,2. Номера линеаментов и доменов соответствуют базе данных ОСР-97.)

Выводы

Оценка геологических опасностей представляет собой междисциплинарную задачу, включающую в себя как технические аспекты (расчеты на прочность и устойчивость сооружений), так и аспекты, связанные с геологической средой.

При оценке опасности геологических процессов актуален выбор консервативного сценария их воздействий на технически сложные морские сооружения.

При оценке сейсмической опасности в пределах акваторий необходимо расширить использование расчетных методов и усилить специальные исследования «вторичных» сейсмических эффектов с оценкой их вероятности.


Литература

  1. Айбулатов Н.А. Гравитационный перенос осадочного материала на континентальном склоне и безопасность строительства и эксплуатации газопровода Россия–Турция. Сер.: Охрана окружающей среды и промышленная безопасность. М.: ИРЦ Газпром , 2002. 46 с.
  2. Акимов В.А., Владимиров В.А., Измалков В. И. Катастрофы и безопасность / МЧС России. М.: Деловой экспресс, 2006. 392 с.
  3. Горяинов Ю.А. Управление проектами строительства морских трубопроводов. М.: ЗАО «Формула энергии», 2004. 272 с.
  4. ГОСТ Р 51897-2011 / Руководство ИСО 73: 2009. Менеджмент риска.
  5. ГОСТ Р51898-2002. Аспекты безопасности. Правила включения в стандарты.
  6. ГОСТ Р 51901.1-2002 (Поправка ИУС 8-2005 г.). Менеджмент риска. Анализ риска технологических систем.
  7. ГОСТ Р 54382-2011. Подводные трубопроводные системы. Общие технические требования.
  8. ГОСТ Р 54483-2011. Нефтяная и газовая промышленность. Платформы морские для нефтегазодобычи. Общие требования.
  9. ГОСТ Р ИСО 19906. Нефтяная и газовая промышленность. Сооружения арктического шельфа. М.: Стандартинформ, 2011. ISO 19906. (Petroleum and natural gas industries – Arctic offshore structures).
  10. Кайзер Марк Дж., Пулцифер Аллан Г. Риски и потери при морской добыче // Oil&Gas Journal. 2007. № 6 (9). С. 96–105.
  11. Лисанов М. В., Сумской С.И., Савина А.В., Самусева Е.А. Аварийность на морских нефтегазовых объектах // Oil&Gas Journal Russia. 2010. № 5 (39). С. 48–53.
  12. Малинецкий Г. Г. Размышление о немыслимом. В кн.: Структура глобальных катастроф: Риски вымирания человечества в ХХI / Отв. Ред. И.В. Следзевский, Валерия Прайд; предисл. Г.Г. Малинецкий, Н. Бострома. М.: Издательство ЛКИ, 2011. С. 5–22.
  13. Малинецкий Г.Г., Кузнецов Н.В., Писаренко В.Ф. и др. Управление риском. Риск, устойчивое развитие, синергетика. М.: Наука, 2000. 431 с.
  14. Милн П.Х. Подводные инженерные исследования / Пер. с англ. Л.: Судостроение, 1984. 344 с.
  15. Миронюк С.Г., Чуркин О.Ф. Методические и нормативные недостатки в документах, регламентирующих гидрографические работы и инженерно-геологические изыскания для строительства на морских акваториях // Инженерные изыскания в строительстве. Материалы Девятой Общероссийской конференции изыскательских организаций. М.: ООО «Геомаркетинг», 2013. С. 17.
  16. Миронюк С.Г., Маркарьян В.В., Шельтинг С.К. Опыт комплексной оценки и крупномасштабного районирования северо-восточного шельфа Черного моря по геологической опасности для строительства линейных объектов / /Инженерные изыскания. 2013. № 13. С. 46–57.
  17. Онищенко Д. А. Риски, связанные с применением подводных технологий при освоении мелководных морских месторождений Обской и Тазовской губ // Д.А. Онищенко, И.Э. Ибрагимов, В.М. Назеров. Освоение морских нефтегазовых месторождений: состояние, проблемы и перспективы: Сб. науч. тр. М., 2008. С. 180–197.
  18. Пособие по инженерным изысканиям для проектирования и строительства магистральных газопроводов на шельфе. РАО «Газпром». М., 1996. 187 с.
  19. Рекомендации по составу и организации прединвестиционных исследований в ОАО «Газпром». 2008.
  20. СП 11-114-2004. Инженерные изыскания на континентальном шельфе для строительства морских нефтегазопромысловых сооружений // Госстрой России. М.: ФГУП «ПНИИС» Госстроя России, 2004. 97 с.
  21. СП 47. 13330.2012 Инженерные изыскания для строительства. Основные положения. Актуализированная редакция СНиП 11-02-96.
  22. СП 58.13330.2012 Гидротехнические сооружения. Основные положения. Актуализированная редакция СНиП 33-01-2003.
  23. СП 116.13330.2012. Инженерная защита территорий, зданий и сооружений от опасных геологических процессов: основные положения. Актуализированная редакция.
  24. СТО Газпром 2-3.7-050-2006 (DNV-OS-F101). Морской стандарт. Подводные трубопроводные системы. Изд-во: ООО «ИТЦ Газпром». 431 с.
  25. СТО Газпром 2-3.7-576-2011. Проектирование, строительство и эксплуатация подводных добычных систем. Газпром ВНИИГАЗ, 2012.
  26. Стром А.Л. Оценка величин сейсмогенных смещений по разломам и вероятности их возникновения. Оценка и управление природными рисками. Материалы Общероссийской конференции «Риск-2000». М.: Анкил, 2000. С. 37–41.
  27. Стром А.Л., Никонов А.А. Соотношение между параметрами сейсмогенных разрывов и магнитудой землетрясений / / Физика Земли. 1997. № 12. С. 55–67.
  28. Уломов В.И. Нормативная оценка сейсмической опасности российского Причерноморья для обеспечения сейсмостойкого строительства // Тезисы докладов конференции РАН «Социально-экономическое развитие курортов России», 19–22 апреля 2007 г. Сочи, 2007. С. 197–200.
  29. ФЗ Технический регламент о безопасности зданий и сооружений. № 384-ФЗ. 2009.
  30. Building Seismic Safety Council (BSSC) (2001): NEHRP recommended provisions for seismic regulations for new buildings and other structures, 2000 Edition, Part 1: Provisions, prepared by the Building Seismic Safety Council for the Federal Emergency Management Agency (Report FEMA 386), Washington, D.C.
  31. CAN/CSA-S471-92. General Requirements, Design Criteria, Environment, Loads. – National Standard of Canada, 2004.
  32. DNV-OS-F101. Offshore standard. Submarine pipeline system. DNV, 2007. 240 p.
  33. GL 2004. Rules and Guidelines Industrial Services. IV-Part 8. Pipelines. Chapter 1. Rules for Subsea Pipelines and Risers. Germanischer Lloyd Offshore and Industrial Services GmbH, 2004. 128 p.
  34. ISO 13623:2000(Е). Нефтяная и газовая промышленность. Системы трубопроводной транспортировки. 84 с.
  35. Lacasse S. Ninth OTRC Honors Lecture; Geotechnical contributions to offshore development. 1999. Proc. Offshore Technology Conference, Huston.
Сергей Миронюк

Кандидат геолого-м инералогических наук, начальник сектора опасных геологических процессов
ООО «Газпром инжиниринг»