• Сегодня: Суббота, Октябрь 21, 2017

От экологии к рациональному природопользованию

Автор:
Николай Ютанов
Главный редактор журнала «Инженерная защита»


В настоящее время человечество достигло уровня технологического развития, позволяющего эффективно решать задачу баланса между поддержанием безопасной для человека окружающей среды и обес­печением экономического роста и технологического развития. Второе десятилетие XXI века ставит перед экологией совершенно новые задачи.

«Призрак экологической катастрофы» бродит по дорогам глобализованного мира, предстает перед писателями и политиками, учеными и промышленниками, современной аристократией и обывателями. Массовые выступления зеленой общест­венности утратили кажущийся истерический характер, и за их стеной стал виден стальной политтехнологический расчет. Озабоченные правительства и послушные парламенты штампуют постановления, направленные на охрану окружающей среды. Адвокаты защищают интересы дикой природы в Верховных судах. Возникла целая индустрия, удовлетворяющая потребности природоохранного движения; ее оборот составляет ныне миллиарды долларов. С этими долларами нельзя соотнести какие­то реально произведенные ценности. Речь идет об административном контроле над финансовыми потоками, о возможности перераспределять заработанные другими деньги».

Термин «экология» рассматривается как собирательное обозначение для нескольких разделов биологии, антропологии, культурологии, теории систем. В рамках того же понятия рассматриваются природоохранные технологии, правовые и административные практики. Таким образом, в целом можно определить экологию как способ упаковки связной группы понятий, относящихся к фундаментальным и прикладным научным дисциплинам, описаниям технологий (в том числе гуманитарных), а также процессам любой степени искусственности, если эти понятия могут быть сведены или развернуты к воспроизводству среды обитания. Подобная расширенная трактовка экологии достаточно характерна для европейского научного и экспертного сообщества , что вызвано рядом объективных причин, в первую очередь — большим влиянием экологической парадигматики на общественное сознание в силу включенности ее в общеевропейское правовое поле. Так, в понятие «окружающая среда» в последние пятнадцать лет традиционно вписываются такие пункты, как городская среда, экологичное жилище, национальная культура, условия труда и здравоохранение. Таким образом, в понятие «охрана окружающей среды» входят комфортные условия жизни, обеспечение удовлет­ворения человеческих потребностей — от бытовых до общекультурных, информационная безопасность и пр.

Технологический пакет «Экология» представляет собой совокупность технологий, соз­данных в рамках иных, нежели экология, областей знания (дисциплин); данные технологии объединены в техпакет «экологической онтологией» — комплексным представлением о мире, которое базируется на ряде убеждений и воззрений. Можно утверждать, что ТП «Экология» выстроен в соответствии с этими убежде­ниями и воззрениями, поскольку представление об «экологии», «экологичности», «экологических проблемах» и т. д. было первичным по отношению к комплексу технологий, попадающих в разряд «экологических» и объединенных ныне в технологический пакет.

Экологическая онтология как таковая влияет на такие сферы человеческой деятельности, как промышленность, энергетика, сельское хозяйство, а также на сферу принятия тех или иных управленческих решений — как в рамках отдельных государств (регионов), так и на уровне международного сообщества (наиболее характерным примером влияния экологической онтологемы на международное сообщество является принятие так называемого «Киотского протокола»).

Как и любая онтология, экологическая онтология имеет своим основанием ряд аксиом, на которых базируются все ценностные и деятельностные установки носителей указанной онтологемы («картины мира» в этнографической терминологии).

В качестве базовых аксиом экологической онтологемы можно выделить следующие:

  • экология первична по отношению к любым аспектам человеческой деятельности в рамках технологической, социальной и культурной сред;
  • все экологические системы самоценны, человек не имеет права вмешиваться в ход природных, естественных процессов;
  • основной целью жизни и деятельности носителей экологической онтологии является сохранение природы планеты Земля, а также борьба с экологическими проблемами;
  • все или почти все социальные и управленческие механизмы, существующие в развитых странах, должны активно использоваться для решения экологических проблем, а также и для предотвращения их появления;
  • экологические проблемы (в том числе — глобальное потепление, кислотные дож­ди, таяние антарктических льдов) есть результат разрушительной деятельности человечества.

Возникновение современной экологической онтологемы можно отнести к 60-м годам ХХ века, то есть ко времени, когда экологические проблемы, а также и дискуссии об окружающей среде были тем или иным образом политизированы.


Экология создавалась как онтологическая доктрина, которая должна была переформатировать бизнес-пространство Европы


Заказчиком проекта выступили промышленные концерны FIAT Group и Volkswagen Werke. Они хотели разрешить проблему ресурсных ограничений как минимум на больших временных горизонтах. К моменту первых выступлений и докладов Римского клуба предприятия заказчика были готовы предъявить свое экологическое обеспечение и тем самым перестроили экономическое пространство в свою пользу.

Дальнейшее внедрение экологической онтологемы было обеспечено активным обсуждением экологических проблем в СМИ (в частности, ажиотажем в связи с деятельностью Римского клуба и докладом «Global 2000») и, следовательно, возможностью использования экологической онтологемы в качестве обоснования тех или иных действий в политической или же экономической сферах. Дополнительным толчком к возникновению экологической онтологемы послужило развитие экологических наук, сумевших синтезировать единый взгляд на разрозненные проблемы.


Экологическая концепция предельно неантропоцентрична: причиной всех мнимых и реальных бед планеты объявлен человек и его деятельность


Как и любая другая онтология, экоонтология стремится укоренить свою собственную этику в повседневном мышлении, основным постулатом которого является примат экологии (природы) над любой из человеческих деятельностей. Активное «исповедование экологической доктрины» зачастую приводит к достаточно странным трансформациям и интерпретациям процессов, происходящих в окружающем мире. Наглядным примером подобной трансформации может служить следующая интерпретация: кризис воспроизводства населения в Европе и Японии расценивается некоторыми экологами как позитивный результат грамотной демографической политики — несмотря на то что является проблемой, признанной как в Европе, так и в Японии. Подобная интерпретация была представлена в книге Лестера Р. Брауна, являющейся наглядным примером того, как носители экоонтологии воспринимают процессы, происходящие в мире, исходя из первой — и самой важной — аксиомы экоонтологии (первичность экологии).

priroda01

В рамках экологической онтологемы существует и образ «экологического» будущего, описанного в ряде прогнозов и форсайтов (в основном европейских и американских). Большая их часть (за исключением собственно экологических прогнозов) ог­раничивается констатацией того факта, что экология будет оставаться важным фактором, влияющим на внутреннюю и внешнюю политику развитых стран; все форсайты и прогнозы особо подчеркивают важность снижения количества выбросов СО2.

В первую очередь экоонтология имеет дело со «статикой», что наглядно иллюстрируют следующие утверждения, очень часто звучащие из уст экологов: экологические системы нельзя разрушать; исчезновение видов — это плохо; необходимо всеми силами сохранять природное разнообразие. Иными словами, основной деятельностью для носителя экоонтологии является деятельность по сохранению (консервации) всех систем и процессов окружающего мира; изменения же, которые человек осуществляет в природе на основе своей научно-технической и экономико-стратегической рациональности, в рамке экоонтологемы однозначно плохи. Своеобразным социальным пределом экологической онтологии можно назвать движение антиглобалистов, тесно связанное с движением «зеленых»: базовой целью носителей антиглобалистической онтологии является сохранение status quo в мире и недопущение глобализации, то есть изменения текущей международной, экономической ситуации.

В рамках экологической онтологемы важную роль играют глобальные экологические мифологемы: глобальное потепление, связанное с выбросами парниковых газов; загрязнение окружающей среды (воздуха, воды, почвы) отходами промышленного производства; снижение биологического разнообразия; проблема переработки отходов, тепловое и шумовое загрязнение.


Большая часть технологий, входящих на настоящий момент в экотехпакет, связана именно с решением либо с предотвращением возникновения экологических проблем — в то время как ценностной сутью экологической проблемы, по большому счету, является изменение окружающей среды, связанное исключительно с загрязнением


Стремление к консервации, являющееся подлинной основой экоонтологемы, естественным образом обусловливает и ограничивает методы, которые носители экологической онтологемы используют либо же предлагают использовать для решения экологических проблем, как реально существующих, так и вымышленных. Наиболее типичный пример — ситуация вокруг глобального потепления. Большая часть экологов полагает, что глобальное потепление, во‑первых, является следствием увеличения выбросов СО2 в атмосферу земли и, во‑вторых, приведет к ужасным последствиям, в числе которых — таяние льдов, повышение уровня мирового океана и общее изменение климата планеты. В качестве решения проблемы предлагается стабилизировать уровень СО2 в атмосфере путем включения в цену на ископаемые углеводороды налога на углеродные выбросы, что, по мнению экологов, естественным образом приведет к оттоку инвестиций от ископаемых видов топлива к новым источникам энергии, которые не ухудшают климат. При этом не-носителю экоонтологемы самоочевидно, что подобные меры никогда не будут реализованы — как минимум по той причине, что они экономически нецелесообразны, а, кроме того, возможности альтернативных источников энергии на настоящий момент очень ограничены.

Тем не менее вокруг постулата о необходимости снижения выбросов СО2 в атмосферу был практически выстроен бизнес, формализованный международным соглашением, известным как Киотский протокол, который был подписан в декабре 1997 г. в дополнение к Рамочному соглашению ООН по изменению климата. Согласно протоколу, 38 промышленно развитых государств, к которым отнесены и бывшие социалистические страны Европы, должны сократить к 2008–2012 гг. выбросы вредных газов суммарно на 5,2% по сравнению с уровнем 1990 года. Исходя из этого базового уровня для каждой страны определяются индивидуальные обязательства и, соответственно, выделяются квоты на допустимые выбросы, причем квоты можно перепродавать другим участникам соглашения (РАО ЕЭС России впервые продало квоты на выбросы в июне 2005 года; сам протокол был ратифицирован в России в феврале 2005 года).

Следует отметить, что в 2003 году для изучения проблематики Киотского протокола был организован Совет-семинар РАН в составе 26 российских ученых во главе с Ю. Израэлем. Форум вынес отрицательное заключение о последствиях для России ратификации указанного соглашения. В итоговом документе («Суждение Совета-семинара РАН о возможном антропогенном изменении климата и проблеме Киотского протокола») отмечается отсутствие достаточного научного обоснования Киотского протокола (ставится под сомнение, что потепление происходит за счет техногенных выбросов) и его низкая эффективность в плане снижения концентрации парниковых газов в атмосфере. Более того, ряд признанных экспертов, в том числе — глава компании Weather Action Пирс Кобрин, полагают, что теория глобального потепления «все больше отходит от науки и превращается в мистическую догму».

Если рассматривать проблему Киотского протокола в отрыве от текущих политических и экономических рамок (которые в настоящий момент, безусловно, оказывают на проблему парниковых газов куда большее влияние, чем экологическая рациональность; так, ряд специалистов полагают, что Киотский протокол является прямым средством воздействия на экономику развивающихся стран, особенно в свете того, что США до сих пор не ратифицировали протокол), можно констатировать тот факт, что основанием для принятия как Киотского протокола, так и Рамочного соглашения ООН по изменению климата являлась всеобщая убежденность в том, что, во‑первых, глобальное потепление существует, и, во‑вторых, в том, что потепление вызвано только и исключительно выбросами СО2 (CH4, N2O и др.) в атмосферу Земли. То есть в данном случае мы имеем дело все с той же базовой установкой экологической онтологемы: любые изменения экосистем, в том числе и макроэкосистем, — это зло, которое должно быть предотвращено любыми сред­ствами.

Несложно увидеть, что экоонтологема может служить реальным регулятором для мировой экономики, причем регулятором неэкономическим. Если говорить о проблеме парниковых газов, то наглядным примером попытки влияния экологической онтологемы в целом и Киотского протокола в частности на экономику (энергетику) является разработка британского центра Tyndall по изучению изменения климата (Tyndall Centre for Climate Change Research) — «Сценарии развития электро­снабжения в Великобритании до 2050 года» («UK Electricity Scenarios for 2050»). Указанный форсайт основан на докладе Королевской комиссии по вопросам загрязнения окружающей среды — «Энергия: изменение климата» — и постулирует жесткую необходимость снижения количества выбросов СО2 в атмосферу.


Меры, предлагаемые в четырех различных сценариях, сводятся к тому, что следует всеми возможными и невозможными способами сокращать количество потребления электроэнергии, по возможности используя при этом «экологически чистые» или возобновляе­мые источники энергии


Общий же тренд роста потребления электроэнергии в указанном форсайте игнорируется; игнорирование ряда самоочевидных трендов мировой экономики является неким неотъемлемым признаком прогнозов, форсайтов и научных исследований, написанных в рамках экологической онтологии.

Экологическая онтологема в том виде, в котором она существует в настоящий момент, является объектив­ным тормозом развития ря­да технологий в рамках ТП «Экология», в частности — технологий искусственного конструирования новых экосистем и активного изменения экосистем существующих. Это связано в первую очередь с тем, что экоонтология постулирует неоспоримую ценность экосистем и природы Земли в целом в их естественном, исторически сложившемся виде, не допуская как исчезновения чего-либо из этих систем, так и возникновения чего-то нового в рамках этих же систем.

В том случае, если экологическая онтологема (то есть экоонтологема индустриальной фазы) не подвергнется ряду принципиальных изменений, она будет препятствовать развитию экотехпакета в целом и при неблагоприятном стечении обстоятельств приведет к его полному распаду.

Альтернативой экологической онтологии может стать онтология эвологическая.


Эвологическая онтологема постулирует ценность качественных изменений окружающей среды, то есть ее динамики, в отличие от экоонтологемы, возводящей в абсолют статику экологических систем


В рамках эвологической онтологемы изменение есть нечто само собой разумеющееся — и, более того, исключительно положительное, поскольку изменение, развитие, эволюция экологических систем (в том числе и под воздействием человека) есть нормальный процесс, который можно и нужно контролировать.

Следует отметить, что экологическая и эвологическая онтологемы по сути своей антагонистичны; тем не менее эвологическая онтологема вполне способна заменить экологическую в обыденном сознании, поскольку точно так же формирует ценности отдельно взятого человека, являясь в то же время онтологемой постиндустриального динамичного мира. Кроме того, эвологическая онтологема некоторым образом вытекает из онтологемы экологической: в общем и целом человечество уже умеет поддерживать существующие эко­системы; следующим логическим этапом обращения с экосистемами должно стать их целенаправленное изменение и конструирование.

В рамках эвологического подхода получат развитие технологии, связанные с конструированием и контролем за функционированием и развитием экологических систем, в том числе и систем для техногенно и антропогенно нагруженных пространств, например городов и промышленных агломераций. Кроме того, эвологический подход будет означать принципиальное изменение функций уже существующих технологий, в частности — технологий очистки и фильтрации .

priroda02

Постиндустриальный переход

Экологическая парадигма воз­никла в эпоху позднего индустриального развития, когда неудержимая и без­ог­лядная индустриализация породила гигантские отвалы отработанного сырья в окрестностях предприятий, свалочные терриконы на границах городов, могильники радиоактивных отходов и длинные логистические цепочки сырьевых поставок. К началу третьего тысячелетия экологическая доктрина сформировала чрезвычайно рациональный рынок по ликвидации последствий раннеиндустриального штурма.

Расчистка и подготовка территорий под новое городское строительство, перевооружение устаревших предприятий, контроль стандарта качества территории (создание экологического паспорта), запуск вторичной переработки промышленных и городских отвалов.


Громадный рынок призвал к деятель­ности экологические компании нового типа, которые стали первым вестником действительно рационального природопользования, живущего уже в эвологической онтологеме


Экологический подход начала века ставит задачи предельно практично, уже не стремясь «удалить человека из общего экологического баланса»:

  • Минимизация воздейст­вия промышленно-хозяйственной деятельности на биосферу и организация ее устойчивого функционирования, создание материально- и энергосберегающих и экологически безопасных технологий
  • Моделирование и управление экологическими системами
  • Защита атмосферы от техногенных воздействий
  • Комплексное использование водных ресурсов
  • Утилизация и переработка отходов производства и потребления
  • Защита литосферы от техногенных воздействий
  • Эколого-экономическая эк­спертиза и лицензирование промышленных предприятий
  • Экологическое аудирование
  • Мониторинг территорий с высокой антропогенной нагрузкой
  • Прогнозирование и ликвидация последствий чрез­вычайных экологических ситуаций
  • Информационные технологии в защите окружающей среды

Но инженерные и проектные решения начала десятых годов XXI века потребовали использования технологий, ранее никогда не использовавшихся для управления территориями:

  • Информационные технологии: создание экологического мониторинга и формирование на его основе динамических баз данных
  • Биотехнологии: контроль и защита от биологических активных веществ
  • Нанотехнологии: новые системы очистки и конструкционные материалы нового поколения
  • Эвологическая безопасность: защита человека от природных и техногенных воздействий во всех средах его существования

Задачи предельно сложны и невозможны к решению без развития новых технологических платформ, заложенных в современный технологический мэйнстрим. Равно как невозможны без поддержания индустриальных практик промышленности и транспорта.

Технологический мейнстрим

Мы относим к мейнстриму четыре технологических пакета :

  • информационные технологии
  • биотехнологии
  • нанотехнологии
  • технологии природопользования

Последние ни в коем случае не сводятся к технологиям экологического направления, то есть к охране окружающей среды. Но включают их как необходимый элемент.

В зарубежных исследованиях возможного развития технологий мейнстрим определяется как системно связанные ключевые технологии, отвечающие на современные вызовы голода, терроризма, загрязнения среды, нехватки энергоноси­телей и генерирующих мощностей. Эта концепция онтологически опирается на представления об устойчивом развитии, а институционально — на глобализацию и механизм G8.

Мы полагаем, что основное содержание мейнстрима иное. Во-первых, мейнстрим не образует систему, входящие в него технологические пакеты могут быть связаны только проектно, поскольку имеют разную онтологию, требуют разных ресурсов и, реализуясь, создают разные версии будущего. Во-вторых, главное назначение развития мейнстримных технологий — это создание нового мирового валютно-финансового механизма, позволяющего утилизировать «горячие деньги» и разрешить текущий экономический кризис. В конечном итоге мейнстрим создает условия для осуществления глобальных постиндустриальных проектов.

Информационные технологии (ИТ)

Информационные технологии являются наиболее развитыми среди мейнстрима. Их опережающее развитие не только является инерционным сценарием, но и входит в качестве Неизбежного будущего во все остальные сценарии технологического развития. Другими словами, вопрос не в том, будут ли развиваться информационные технологии. Будут. Вопрос, смогут ли другие технологии мейнстрима составить им конкуренцию?

Технологический пакет ИТ сейчас начинает резко меняться.

Компьютер перестал быть технологией, которая обслуживает человеческую жизнь. Он становится частью этой жизни. Практически не осталось таких областей деятельности, где информационный процессинг не применялся бы.

Этот процесс проходит несколько стадий. На первой создается компьютерная реальность: компьютер становится необходимым инструментом работы и быта. Информация постепенно переносится из книг и архивов в электронные базы данных. На второй возникает виртуальная реальность, полностью замещающая обычный материальный мир, но еще не способная заменить социальный мир. Затем компьютерная реальность становится сетевой, причем сеть сразу же виртуализуется. На последней стадии появляется мир высокой виртуальности: никаким экспериментом нельзя доказать, находишься ли ты в материальном или виртуальном мире.

В 2007 году Япония озвучила новую парадигму кибернетического развития. Кроме компьютеров и сетей важнейшим продуктом информационных технологий становится человекоподобный робот (андроид).

Робот — это человекоподобное, обладающее самосознанием единство процессора, контроллера и программного обеспечения, способное к развитию в процессе обучения. Иначе говоря, это компьютер, интегрированный в человеческое общежитие.

В отличие от процессоров и сетей робот-андроид рассматривается законом как личность. Робот может иметь некоторое правовое обеспечение. Он является не только производителем, но и потребителем.

Биотехнологии

На Западе биотехнологическая революция считается продолжением «зеленой революции» и рассматривается в логике «устойчивого развития». Биотехнологии опираются на биологию, прежде всего на генетику и теорию эволюции. Достижения биотехнологий могут быть использованы в сельском хозяйстве, медицине, природопользовании, инженерии.

Этот технологический пакет отстает в развитии от ИТ-пакета. Не до конца ясны его возможности. Сценарная развилка именно в этом и состоит: в инерционной версии биотехнологии не формируют собственную картину мира и встраиваются в мир информационных технологий. В альтернативном сценарии биотехнологии управляют процессом развития всего макропакета «Новые технологии» и задают собственный вектор постиндустриального перехода.


Ключевые технологии биопакета уже созданы, оформлено нормативно-правовое и институциональное пространство


Фундаментальную роль здесь сыграли Соединенные Штаты. В США создана Биотехнологическая промышленная организация, последовательно приняты законы о патентовании продуктов селекции растений, о работе с рекомбинантной ДНК, о наблюдении за генномодифицированными животными и об одобрении исследований в области стволовых клеток.

Нанотехнологии

Нанотехнологии обычно понимают как технологии, оперирующие размерами менее 100 нм хотя бы в одном измерении. Нанотехнологии используют квантово-механические эффекты. В этом их главное отличие от любых других технологий.

Можно рассматривать нанотехнологии как результат взаимодействия квантовой механики и обычных индустриальных технологий — металлургических, химичес­ких, электротехнических и электронных, машиностроительных и т. п.

В настоящий момент ТП «Нанотехнологии» имеют три различные ключевые технологии. Это «атомный манипулятор», «синтез наноматериалов» и «фотоника».

Результатом развития нанотехнологий станет создание наноматериалов (нанометаллы, нанофильтры, наномембраны), наноустройств и переход от микро- к наноэлектронике.

Институционально технологический проект не достроен, но его нормативно-правовое оформление даже не начиналось.

Сценарная развилка для нанотехнологий примерно та же, что и у биотехнологий. В инерционном сценарии — встраивание в развитие ИТ, поставка новых материалов и устройств.

priroda03

Природопользование

Технологический пакет «Природопользование» определяет форматы, институты и механизмы взаимодействия со­цио­системы и окружающей среды.

В индустриальной экологической онтологии «Природопользование» есть совокупность технологий энерго-, сырье- и природосбережения, очистки отходов производства и жизнедеятельности.

В постиндустриальной эвологической онтологии «Природопользование» есть системная совокупность технологий, оптимизирующих социосистемные процессы по информации, веществу и энергии.

В зарубежных форсайтах природопользование рассматривается не как элемент технологического мейнстрима, а как совокупность экологических ограничений на развитие технологий. Речь идет об энергосберегающей модели экономики, предусматривающей контроль над энергопотреблением в городах и на промышленных предприятиях. Также предполагается расширить использование возобновляемых источников энергии.

Поскольку энергосбережение возникает во всех сценариях, связанных с технологическим мейнстримом, можно предположить, что эти цены на всем горизонте прогнозирования останутся достаточно высокими. С другой стороны, поскольку речь идет все-таки о природопользовании, они никогда не будут столь высокими, чтобы играть закрывающую роль для других социально значимых технологий. Точная цена будет устанавливаться как верхняя граница, для которой социально значимые технологии и, что существенно, технологии мейнстрима остаются рентабельными. По мере перехода ко все более эффективным технологиям природопользования, цены на энергоносители будут расти, таким образом норма прибыли будет сохраняться неизменной.

На наш взгляд, энергосберегающие технологии являются лишь частью создающегося технологического пакета, причем не самой важной. Развитие ТП «Природопользование» будет происходить, прежде всего, в экономической плоскости. Это подразумевает создание новых моделей управления территориями, ресурсами и экосистемами.

Разнообразие выгодно структурно, но не выгодно энергетически и экономически, унификация же, напротив, экономически и энергетически выгодна, но не выгодна структурно. ТП «Природопользование» должен встать в управляющую позицию по отношению к этому противоречию.

Эвологический сценарий реализует управление окружающей средой и ее развитием через ключевую технологию рационального природопользования. Вероятно, конечным продуктом данного сценария являются оптимизированные системы природопользования — эконоценозы. Формально эконоценоз — форма организации природопользования, производства, распределения и потребления, при которой минимизируются безвозвратные потери ресурсов. К безвозвратным потерям относятся в том числе транзакционные потери и сверхпотребление. Вообще говоря, трендом раз­вития технологического мейнстрима является стремление ко все большей инфраструктурной независимости производства.

Инфраструктуры и развитие территорий

В индустриальной фазе развития качество территории определяется, прежде всего, инфраструктурной обеспеченностью, то есть наличием доступа к территории, к транспортной сети, к коммунальным сетям, к рабочей силе, к информации, к финансовым рынкам.

Согласно оценкам Mc-Kinsey Global Institute (MGI), мировые инвестиции в инфраструктуру до 2030 года, необходимые лишь для поддержания текущих темпов экономического роста составят порядка 57 трлн долларов. В то же время, как видно из схемы ТП «Инфраструктурная безопасность» является ключевой и при такой значимой расходной позиции безусловно требует инженерной оптимизации, способной снизить существующие издержки. Совершенно очевидно, что плановое применение технологий инженерной защиты может существенно снизить эти издержки.

Как всегда при необходимости решения задачи в случае нехватки ресурса вместо тактического безудержного вливания средств следует разработать группу стратегических решений по поддержке уровня развития инфраструктуры, а следовательно и уровня развития современной индустриальной цивилизации. Очевидно, что решения эти потребуют новых технологических платформ, упоминавшихся ранее.

В качестве первого такта решений следует рассмотреть:

1. Информационные технологии: создание инфраструктурного мониторинга и ранжирования первоочередного обновления инфраструктурных объектов (ИО).

2. Нанотехнологии: переход на новые конструкционные материалы, позволяющие обеспечить бо­лее продолжительный срок службы как минимум ключевых ИО. В том числе внедрение новых конструкционных материалов в системы инженерной защиты.

3. Инженерные решения: включение систем инженерной защиты территорий, где ИО подвергаются максимальной опасности, в практику проектирования с учетом срока службы и стоимости эксплуатации и гарантии.

Литература:

  1. Ютанов Н., Переслегин С. «Письма Римскому Клубу». // Форрестер Дж. «Мировая динамика», СПб.: TF, М.: АСТ, 2003.
  2. Finland 2015. Finnish National Fund for Research and Development. Helsinki, 2000
  3. Horizons 2020. Siemens. 2004.
  4. Браун Л. Р. Экоэкономика: как создать экономику, оберегающую планету. М., 2003.
  5. UK Electricity Scenarios for 2050. Tyndall Centre for Climate Change Research. 2003
  6. Energy for Tomorrow: Powering the 21st Century. UK Department of Trade and Industry. 2001
  7. Industrial Biotechnology and Sustainable Chemistry. Royal Belgian Academy Council of Applied Science. 2004
  8. Переслегин С., Переслегина Е., Ютанов Н. и д?р. Новые карты Будущего, или Анти-РЭНД. СПб.: TF; М.: АСТ, 2009.
  9. Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования. Направление подготовки 553500 «Защита окружающей среды», М.: Министерство образования Российской Федерации, 2000.
  10. Горизонт прогноза — 2025: Форсайт научно-технологического развития России. СПб.: Корвус, 2009.
  11. Infrastructure Productivity. How to Save $1 Trillion a Year. McKinsey Global Institute. 2013.
Николай Ютанов

yutanov@tf.ru
 

_____

Главный редактор журнала "Инженерная защита"