• Сегодня: Вторник, Сентябрь 26, 2017

Город на «круге дырявого сыра»

Город на «круге дырявого сыра»

Аннотация

Большая часть современной Перми построена на заброшенных медных выработках. Считается, что добывать руду здесь начали в первой половине XVII века, и на сегодняшний день информация об расположении шахт преимущественно утеряна. В статье рассказывается об изысканиях, проведенных в 1960-х при участии историков, археологов и геологов. Современные застройщики игнорируют карты, составленные пол века назад, и пренебрегают методами инженерной защиты. Но так как на территории Пермского края представлены почти все известные опасные геологические процессы, а сама зона является сейсмоактивной, массовые проседания грунта являются реальной угрозой городу.


Немногие знают, что Пермь построена на территориях разработок медистых песчаников, проводившихся в XVIII—XIX веках. Нет ничего хорошего в том, что под жилыми микрорайонами города пролегают шахты и штольни, как правило, не засыпанные и не закреплённые.

Что такое горные выработки, хорошо знают жители, например, Новокузнецка, Верхней Пышмы, Каменск-Уральского или Нижнего Тагила, откуда население вынуждено переезжать в более безопасные места. Мы не будем говорить сейчас о Соликамске и Березниках, где проблемы имеют хотя и похожие, но все-таки другие причины. Уникальная особенность Перми заключается в том, что у нас выработки — древние и очень древние. И хотя местонахождение части из них удалось определить, никто не знает их точное количество.

Считается, что добывать медную руду в Прикамье начали по крайней мере в 1624 году на Григоровой горе на берегу Камы. Григоровский завод историки называют первым медеплавильным заводом России. По этой причине Пермский край вполне можно назвать родиной горной промышленности и цветной металлургии России. Но это, пожалуй, единственное, что может радовать пермяков в этом контексте. С другой стороны, не будь на пермской земле месторождений меди, возможно, не было бы и Перми.

Заброшенная шахта в Перми

Остальные медеплавильные заводы Прикамья и Урала, работавшие на рудах из пермских медистых песчаников, были построены значительно позже — после того как Пётр I своими указами в 1721 году освободил от военной службы купцов и их компаньонов, занятых горным заводским делом. В результате были созданы Егошихинский медеплавильный завод (1723 год), Висимский (1735 год), Мотовилихинский (1738 год), Ашапский (1744 год), Добрянский (1752 год), Пожевской (1759 год) и т. д.

Большинство заводов было закрыто после отмены крепостного права в 1861 году, с исчезновением бесплатной рабочей силы. Это обстоятельство, а не истощение рудников, стало решающим в остановке медеплавильного производства. Последний медеплавильный завод, Юговской, официально был закрыт в 1910 году.

Собственно, нет ничего страшного в строительстве на подработанных территориях (так называются районы, в которых велись горные работы). Так же как и нет ничего фатального в самом строительстве на территории Пермского края, где, как известно, представлены почти все известные опасные геологические процессы: карст, просадочные грунты, оползни и т. д. Реальная опасность возникает главным образом в тех случаях, когда застройщик не знает об опасности или делает вид, что ее нет, и потому не ищет спасения от угрозы, исходящей из-под земли, – в частности, не применяет методы инженерной защиты от опасных геологических процессов.

Полагать, что территория безопасна для строительства и все обстоятельства учтены, можно вплоть до того момента, пока не разрушится здание. Так случилось в 1962 году, когда комиссия Госстроя РСФСР была вынуждена усомниться в безопасности строительства на территории целых пермских микрорайонов, Балатова и Городских Горок. Непосредственной причиной этого стали просадка и деформация дома №37 по ул. Крупской в результате обрушения горной выработки, вызванной прорывом вод из затопленного подвала.

Карта заброшенных шахт под городом Пермь

Совет Министров РСФСР своим распоряжением от 23 октября 1962 года №484-р обязал:

1) Главное управление геологии и охраны недр при Совмине РСФСР — выполнить по договору с Пермским облисполкомом необходимые работы по определению расположения, размеров и глубин залегания горных выработок и несущей способности кровли над ними и нанесению выработок на генплан застройки районов Городские Горки и Балатово;

2) Министерство строительства РСФСР — на основе полученных от Главгеологии данных о горных выработках разработать и передать Пермскому облисполкому рекомендации по предотвращению деформаций в построенных и предусмотренных строительством домах.

Работы пошли с двух сторон: историки и археологи искали древние шахты в архивах, геологи бурили и проводили геофизические исследования. Тотальное обуривание площадок было вскоре дополнено геофизическими методами. Геофизика как инструмент поиска аномальных зон по сей день — обязательная часть программы изыскательских работ на подработанных территориях.

План горных работ Вознесенского рудника

Выполнение задач по поиску архивных материалов было возложено на группу историков, организованную при Пермском государственном университете. Хотя группа, к сожалению, не завершила свою работу из-за отсутствия финансирования, она успела исследовать исторические архивы, музеи и библиотеки Перми, Свердловска, Ленинграда и Москвы в поисках информации о местонахождении пермских выработок.

Основная сложность заключалась в том, что основные документы: планы медных рудников Урала и карта железных и медных рудников Урала масштаба «20 вёрст в вершке» — не были найдены. Утеряны и планы большей части «казённых» рудников Мотовилихинского и Егошихинского заводов. Часть архива при нашествии Колчака была увезена на восток и разбросана по всей Сибири, часть растащена заинтересованными лицами, а часть была сдана в макулатуру в 1920-х годах. Многие добытые графические данные было сложно привязать к местности, планы отличались низкой точностью.

Вся полученная информация наносилась на карту, часть её проверялась путём полевых работ.

Одновременно шла работа в другом направлении. Так, в целях поиска старых горных выработок только Пермской гидрогеологической партией в 1963—1967 годах было пробурено порядка 164,6 тыс. погонных метров. Специалисты решили также бурить под каждым вновь закладываемым домом 9—10 скважин средней глубиной 30 м на Городских Горках и 60 м в Балатове (впоследствии глубина была обоснованно уменьшена до 30 м).

Ещё больший объём бурения был выполнен Пермским отделением КазТИСИз (его правопреемником впоследствии стал трест ВерхнекамТИСИз) в районе микрорайона Балатово.

В целом к 1967 году стало известно о существовании 507 рудников. Причём 181 рудник, расположенный в пределах города, был нанесён на карту, а восемь из них найдены или подтверждены в результате бурения. В итоге Пермский геологоразведочный трест выпустил два отчёта по Балатову и Городским Горкам. Отчёты содержат многочисленные графические приложения со всеми найденными к тому моменту шахтами.

Одна из карт, а именно карта расположения медных рудников и приисков в городе Перми и окрестностях (масштаб 1:50000) была засекречена, а в дальнейшем якобы утеряна. Эта карта под именем «Карты К. К. Демиховского» (а именно он как раз и руководил тогда группой историков Пермского университета) хранилась в Горном институте.

Копия карты Демиховского

«Владимир Маркович (Новоселицкий, зав. отделением Горного института УрО РАН — ред.) запер карту в сейф. Что ж, 30 лет она пролежала невостребованной в другом сейфе… Есть такие секреты, хранить которые дальше — себе дороже. Особенно если город стоит на «круге дырявого сыра», — писала «Звезда» в статье «Совершенно секретные дыры».

На самом деле ничего ни таинственного, ни неожиданного в этой карте нет. Все эти годы она находится в спецчасти треста ВерхнекамТИСИз и регулярно используется (очень сомнительно, что в сейфе Горного института кто-то хранит какую-то карту и никому ее не показывает). Сами отчёты Пермского геологоразведочного треста 1967—1968 годов также востребованы, но не изыскателями и строителями и не ответственными лицами администрации Перми и её районов. Для изыскателей это дополнительные затраты, а для чиновников — лишняя ответственность. Интерес проявляют в основном эксплуатирующие организации.

План горных выработок под городом Пермь

Единственным заслоном для недоброкачественных проектов на территории Пермского края осталось Краевое государственное автономное учреждение «Управление госэкспертизы Пермского края». По словам руководителя экспертизы Виктора Кривошеина, при проектировании и строительстве объектов необходимо учитывать наличие старых горных выработок, так как в этом случае требуется выполнение дополнительных инженерных изысканий и мероприятий по инженерной защите территорий. «Учитывая развитие города Перми в части строительного освоения новых территорий, актуализация информации о расположении старых горных выработок имеет большое значение для учёта данной информации при проектировании и строительстве объектов, что позволит обеспечить безопасность объектов капитального строительства», — пишет Кривошеин.

Что интересно, формально органы строительной экспертизы, как государственной, так и негосударственной, не обязаны учитывать в своей работе карты пятидесятилетней давности. Особенно в условиях жёсткой конкуренции на рынке экспертных услуг. Сегодня строители могут выбрать для целей экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий любую негосударственную организацию. В реестре Федеральной службы по аккредитации числится 522 организации, предоставляющих услуги экспертизы, что свидетельствует о привлекательности этого бизнеса. Как известно, конкуренция на этом рынке осуществляется путём демпинговых цен и занижения требований к качеству продукции. Естественно, никакого понятия о древних горных выработках иногородние эксперты не имеют и не хотят иметь.

Считается, что подработанные территории можно безопасно использовать в хозяйственной деятельности только после окончания процесса сдвижения горных пород. В реальных условиях окончание процесса сдвижения устанавливается только путём проведения натурных инженерных исследований.

Кроме того, всё осложняется рядом других обстоятельств. Во-первых, в отличие от 1960—1970-х годов, когда застройка Перми происходила микрорайонами, сегодня идёт освоение и уплотнение уже застроенных территорий, сопровождаемое активным использованием подземного пространства.

Во-вторых, Пермский край относится к зоне сейсмической активности. Заметные землетрясения зафиксированы на территории Западно-Уральского региона, например, в 1956 году в Перми и Кунгуре (6—7 баллов), в 1969 году в Губахе (6—7 баллов), в 1973 году в Кизеле (6—7 баллов), в 1995 году в Соликамске (интенсивностью 5,5 балла) и т. д.

В-третьих, сегодня регулирующее воздействие государства не только сведено к нулю. Оно скорее оказывает негативное влияние на отрасль, поскольку государство допускает к выполнению инженерных изысканий всех желающих, введя саморегулирование в строительстве. В результате большинство «специалистов» просто не способны использовать геофизические методы поиска старых горных выработок (не говоря уже об обуривании), а если и способны, то не делают этого из соображений экономии.

Жилой дом по ул. Чердынской, 42, примерная ширина выработок составила от 1 до 3м, вертикальные размеры до 3м.

Карта заброшенных шахт под городом Пермь
Жилой дом по ул. Чердынской, 42, примерная ширина выработок составила от 1 до 3 м, вертикальные размеры до 3 м

В архиве треста ВерхнекамТИСИз более 13 тыс. единиц хранения, по которым можно дополнить новыми горными выработками существующие карты и схемы. Вот несколько примеров.

На площадке спорткомплекса «Олимпия» было пройдено 306 скважин, выполнен комплекс геофизических работ, причём в 198 скважинах были вскрыты старые горные выработки глубиной в интервале от 3,4 м до 13,4 м. Площадка расположена в районе бывшего рудника, найденного бурением в 1965 году. Выполненный трестом «ВерхнекамТИСИз» объём инженерно-геологических работ обеспечил необходимый уровень безопасности на этом объекте.

Последние из проявившихся последствий старых горных выработок было зафиксировано в 2014 году на площадке детского сада по ул. Комбайнёров, 30а. Детский сад был построен здесь 50 лет назад, но впоследствии был снесён по причине аварийности. В текущем году методами геофизики были выявлены старые горные выработки (шириной от 4,2 до 5,8 м, высотой от 0,9 до 1,6 м). В результате вместе с проектировщиком была выполнена перепосадка здания.

Панорама города Пермь

Времена, когда проблемами безопасности жизни в городе Перми занимался Совет Министров РСФСР, безвозвратно прошли. Уже нет тех организаций и людей, которые обеспечивали эту безопасность . Сейчас у нас другое государство и другая жизнь. Ничего только не изменилось в геологии нашего города: как стоял город на «круге дырявого сыра», так и стоит. И поэтому о нашей безопасности кто-то должен заботиться. Хотя бы мы сами.


Историческая справка

После разведки буровыми скважинами в обнаруженный рудный пласт пробивали шахту и открывали новый рудник. Шахтные стволы две на одну сажень (4,3х2,1 м) строились с двумя отделениями: вылазным и рудоподъёмным. Над рудоподъёмным отделением устанавливался ручной ворот для подъёма руды.

Когда шахта вскрывала пласт, из её длинных боков проводились два главных штрека по пласту. Затем под прямыми углами проводили от главных штреков добычные, закладывая их через четыре—пять саженей (8,5—10,6 м). Добычными штреками пласт разбивался на длинные и узкие целики, которые впоследствии вынимались, начиная с дальних от шахты.

Из «Горного журнала» первой половины XIX века


Олег Есюнин

Генеральный директор ОАО «ВерхнекамТИСИз»