• Сегодня: Вторник, Июнь 18, 2019

Ирина Ирбитская: Создавать открытые и гибкие системы, которые нуждаются не в запретах, а в новых успешных решениях

Ирина Ирбитская, директор Центра градостроительных компетенций РАНХиГС при Президенте РФ
1

Аннотация

Дискуссии о том, как надо развивать Новую Москву, ведутся до сих пор. Ирина Ирбитская, директор Центра градостроительных компетенций РАНХиГС при Президенте РФ, считает этот район экспериментальной площадкой для проверки различных инструментов работы с большими территориями. Ему требуется тщательная ревизия, за которой должна последовать попытка через инженерную инфраструктуру перезапустить экономику региона в целом, ориентируясь на внутренний инженерный потенциал, остатки которого в стране все еще есть. Следует отказаться от директив: необходимы стандарты и параметры эффективного города, представляющие собой линейку решений, которые можно складывать как пазл под задачу.


Ирина Ирбитская, директор Центра градостроительных компетенций РАНХиГС при Президенте РФ, руководитель проектного бюро Платформа, дала интервью журналу “Инженерная защита” о настоящем и будущем развития Новой Москвы.

ИЗ: Что произошло на новоосваиваемой территории мегаполиса – в Новой Москве? Какие, с вашей точки зрения, инициативы и проекты, уже заявленные или реализуемые, будут определять облик новой городской территории?

Ирина Ирбитская: Дискуссии о том, как надо было создавать и развивать Новую Москву, ведутся до сих пор. Идея прирезки юбки к Москве принадлежит В.Глазычеву. Она была задумана во многом как попытка совмещения административных и реальных границ мегаполиса. Новая Москва – это экспериментальная площадка, задуманная и реализованная для того, чтобы отработать различные инструменты работы с большими территориями. То, что сейчас происходит с ее освоением, – пока что кальки с других историй, но среди этих калек есть и значимые, обязательные вещи, которые надо будет делать в других городах. Например, в развитии транспортной инфраструктуры это транспортно-ориентированный девелопмент, который, впрочем, пока плохо понимаем и профессионалами и властью. . Строятся магистрали, создается капиллярная сетка улиц, осмысляется баланс жилья и рабочих мест, растет качество жизни, дифференцируется структура экономики и так далее.

Есть и большие провалы в части администрирования процесса. Власть в управлении по-прежнему руководствуется логикой баланса интересов. На мой взгляд, сейчас баланс интересов достигается за счет сдерживания жирных инвестиционных аппетитов застройщиков, что само по себе не является решением проблемы.

Таким образом, есть правильные шаблоны и бешеная инвестиционная энергия, а вот связки между ними нет. Нет решения, как направить энергию в нужное городу русло.

Главная цель создания Новой Москвы – эксперимент по разгрузке Старой Москвы Проблема в том, что эта цель не связана с будущим. При отсутствии такой целимногие важные процессы в развитии территории либо вымываются, либо недореализуются, и в этой тугой структуре прорастает не то, что хотелось бы, как в парадигме эксперимента, так и во всякой другой парадигме.

Большая москва

ИЗ: Чужой опыт: на какие аналоги и прототипы, по вашему мнению, стоило бы опереться при развитии Новой Москвы? Чей опыт можно было бы скопировать ?

Ирина Ирбитская: Далеких аналогов резкого скачка в размерах территории мегаполиса в мире много, но вот полностью совпадающих – нет. Ближайший пример подобного подхода к развитию городов– то, что делалось в Советском Союзе, когда для городов была серьезно проработана и неплохо реализована инженерная инфраструктура. Мы до сих пор пользуемся результатами этой работы. С инженерной инфраструктурой городов России следовало бы сделать две вещи: а) провести ее ревизию, б) перезапустить через нее экономику в целом, ориентируясь не на западные примеры, а на внутренний инженерный потенциал, остатки которого в стране все еще есть. Например, в энергосбережении я знаю несколько человек, которые были бы в состоянии организовать процесс разработки такого проекта.Прототипы, конечно, нужно знать, но как только мы будем всерьез обращаться к опыту других стран и переносить его в Россию, мы будем натыкаться на противодействие существующей системы, в том числе на противодействие системы производства (иностранное оборудование часто плохо работает на наших материалах в наших руках, и т.д.). Для того чтобы в Новой Москве насильно проталкивать прямую реализацию зарубежных прототипов, нужно, чтобы мэр стал новым Петром I. Но я не верю в реализацию этой стратегии. В отличие от установки на модернизацию уже существующей системы, для калькирования зарубежных прототипов требуются огромные денежные вложения, а таких ресурсов в стране сейчас нет. Пять лет назад ресурсы еще были. А сейчас нужно опираться – к сожалению или к счастью – на внутренний потенциал.

ИЗ: Нетривиальные идеи. Можно ли вспомнить какие-то нетривиальные, отличающиеся от “девелоперского мейнстрима”, версии освоения нового городского пространства, Новой Москвы? Какие из них и при каких условиях имеют шанс реализоваться?

Ирина Ирбитская: В развитии Новой Москвы уже происходят серьезные инновации, в первую очередь, управленческие. В Московской области Игорь Чайка запустил проект «Облик городов Подмосковья». В сущности, это неплохая затея: собрать консорциумы разнопрофильных специалистов, усадить их вместе и заставить сделать нечто для изменения облика городов. В результате, во-первых, проявились люди, которые занимаются брендингом территории. Во-вторых, реализовалась попытка комплексного маркетинга территорий. В третьих, для решения общей задачи наконец объединились урбанисты, градостроители, архитекторы, дизайнеры и социальные инженеры.

Как конструкция это прекрасно, собрать и делать. Но хорошая идея разбивается о массу проблем. Как минимум, власть такую конструкцию собирать не должна: консорциум должен образовываться самими профессионалами, иначе получается неэффективное единство непохожих. Да и финишный проект тогда получается, мягко скажем, деформированным.

Второй момент: идея может не получить развития, поскольку не проработаны последующие шаги, неизвестно, что собираются делать с результатом. В итоге, пакеты прекрасных альбомов пока заинтересовали только девелоперов, которые занимаются массовой застройкой, но вызвали интереса у органов власти. Но это не отменяет необходимости развития и распространения такой инновации.

Что касается дальнейшего развития территорий, лично у меня нет ответа про инструменты, которые позволили бы решить проблему.Но есть несколько подынструментов, которые могли бы привести в норму некоторые вещи, например, в области городской среды. В Новой Москве бурно интегрируется квартальный тип застройки (хотя и не такой, как нужно; к тому же, ему все сопротивляется). Для всех городов необходимы заданные на федеральном уровне стандарты и параметры эффективного города, эффективной городской хард-среды. Причем эти стандарты не должны быть жесткими, подобно параметрам советского города. Требуется, чтобы они представляли собой линейку решений, которые можно складывать как кубики в головоломку под каждую конкретную задачу. По сути, это создание системы управления изменениями на территории. Нам следует отказаться от директивного метода и создавать открытые и гибкие системы, которые управляются не запретами, а новыми успешными решениями.

Аналогичная система управления должна быть создана для развития, например, транспортной системы. Транспортно-ориентированный девелопмент пока не воспринят. А когда его возьмут на вооружение, он будут конфликтовать с существующими шаблонами. В Новой Москве решили создавать транспортно-пересадочные узлы – и вот уже разворачивается конфликт между теми, кому интересна схема ТПУ и западные образцы, и нормативом, который не позволяет до конца внедрить эту модель. Чтобы перезапустить систему через транспортный каркас Большой Москвы, создавать, передавать, развивать новое знание, проекты ТПУ должны стать центрами модернизации мышления, создания другой культуры развития. Аналогично – с инженерной инфраструктурой.

У этой проблемы есть две группы возможных решений. Первая – воспользоваться властным ресурсом. Коль скоро он есть, давайте спустим сверху то, что сработает. Существующий девелопмент – гадкий, но это не более чем реализация директив сверху. Если власть скажет: давайте действовать в новой парадигме, – девелоперы будут вынуждены действовать в новой парадигме, потому что она будет спущена сверху. Вторая группа решений – это опора на рынок. Когда у рынка возникает стимул создать новое, появляется ниша, чтобы делать качественный продукт. Что в России за 25 лет свободы создано не отличающегося по качеству от «цивилизованного»? То, для чего была готовая модель, – офисные здания. Классификация, сервис, стандарты – все как на Западе. При появлении серьезного вызова рынок будет гибко реагировать и начнет импортировать полезные наработки.

Где все это поженить? Для этого должно быть Агентство городского развития. Оно даст возможность легализации происходящих процессов, включая скрытые от вертикали власти.

Новостройки Москвы

ИЗ: Неизбежное будущее: с какими инфраструктурными, социальными, отраслевыми проблемами _неизбежно_ столкнется новая Москва “уже совсем скоро”, то есть в горизонте 2017 года? А “завтра” – в 2020? А “послезавтра” – к 2025-2030? Что сейчас можно сделать, чтобы заранее предупредить проблемы и риски?

Ирина Ирбитская: В ближайшем будущем в Новой Москве будет реализовываться исключительно инерционный сценарий, но градус энергетики будет низким. Сначала распространится, а потом затухнет панельная застройка. Произойдет неизбежный развал предприятий, которые как-то существовали на территории Новой Москвы. Поселки городского типа, которые окончательно потеряли все причины для существования, будут еще больше деградировать. Шанс на выживание и развитие есть только у тех из них, где есть активные горожане. Например, Ватутинки, бывшее военное поселение: на 12 тысяч населения есть пара активных людей, давление власти слабое: ничего не делают, но и не мешают. Если эти 2-3 человека не уедут, останутся, у поселка есть шанс на выживание.

Будет и дальше размываться интеллектуальный потенциал территории. Усилится бегство пенсионеров в Воронеж и другие города с более комфортным климатом. Люди будут уезжать, в том числе, в малые города, где сохранилась воспитанная городская среда, где, вопреки всему, остались неизменными традиционный уклад жизни и городская культура, хоть собственническая, но какая ни есть.

Это – ближайшее будущее.

Возможный подход к созданию нового будущего – это тонкая и вдумчивая работа по развитию человеческого потенциала на территории. Потому что именно люди могут сделать все, а транспортная магистраль сама по себе – не может. Именно от людей зависит, что будет с территорией. Эта работа не потребует денег, ей нужно просто не мешать, минимально поддерживая и снимая административные барьеры. Ведь в стране масса Кулибиных, но они сторонятся бизнеса. И конечно, нужно распространять франшизы и полезные модели, помогать не деньгами, а кейсами.

Новые дома Большой Москвы

ИЗ: Как реализуется в Новой Москве идея “города будущего”? Станет ли им Новая Москва или она останется памятником неизбежного настоящего? Породит ли Новая Москва какие-то инфраструктурные, инженерные, социальные и иные “сложности”, о которых сейчас никто не подозревает?

Ирина Ирбитская: В ближайшей перспективе города будущего в Новой Москве не будет. Прогнозировать до 2035 года Новую Москву нельзя, ее можно только сконструировать.

Новая Москва не воспринимается как городское пространство. Как минимум, это и не город вовсе. Это спонтанная субурбия, гигантское предместье, за-огород, негородской бульон, в котором вдруг попадаются кристаллы городков. Не нужно превращать Новую Москву в город, как все его себе представляют. Лучше развивать те места, где есть души, воля, история, а уж затем… Работать с существующими городками, интенсифицировать существующее развитие, создавать современное городское пространство, а прочие территории оставить в сфере деликатного взаимодействия с природой. Деликатное сельское хозяйство, природа, но не город.

Задачка реализовать Новую Москву как сеть разнообразнейших городочков и поместий – вполне хорошая история. Не в стиле а-ля рюс, хотя и он там тоже есть. Позитивное будущее Новой Москвы – это «за-огород». Не деревни, а городки, того типа, которые в Европе называются деревнями, где есть кабак, сельсовет, площадь, где жители ругаются между собой, и так далее. Многие москвичи – «латентные крестьяне в активной фазе», они поддержат этот сценарий. Но в городках Новой Москве неизбежно появятся и научные и инновационные центры, научные городки, центры запуска городских трансформаций, новое сельское хозяйство, новые парки. Можно попробовать развиваться по пути Большого Лондона, но лучше выбрать Большой Париж, где городки инкрустированы в иное, чем город, пространство.

1